Света Магницкая

стихи

gallery/cveti_tkan

ПРИЛОЖЕНИЕ

РАССКАЗЫ, УПОМЯНУТЫЕ В ИСТОРИИ МОЕЙ ЖИЗНИ

–––  ИСТОРИЯ ПОСЛЕДНЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯ в Санкт-Петербурге летом 1997 года.
В рассказе упоминаются: ТВ-фестиваль и актер Ю.М. Ароян, начальник ГУВД Санкт-Петербурга Аркадий Крамарев, композитор, Народный артист СССР Андрей Петров, модельер Лариса Погорецкая.
–––  О том, как летом 2013 года я ПРОДАЛА МОЮ ГИТАРУ на канале Грибоедова.
–––  РОМАНС, написанный в 17 лет, прозвучал как пророчество.
–––  КЛЮЧИ ОТ ЗИМНЕГО ВЕЧЕРА. О событии 1988 года, ...я и дети, шли домой из детсада.
–––  ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ АНГЕЛА. О событии 1994 годе, дочери 10 лет, сыну 9 лет.
–––  СВЕТ СЧАСТЬЯ. О весне 1995 года, дочери 11 лет, сыну 10 лет.
–––  ВСТРЕЧА С ВИСТОМ. О встрече в 1980 с актером В.И. Стржельчиком ... и о учебе в ЛИАПе.


_______________________________

Рассказ на основе раннего рассказа написала 21-23 июня 2018 года в Болгарии, г. Бургас.
Спасибо дочери Кристине за помощь в редакции рассказа.


"ИСТОРИЯ ПОСЛЕДНЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯ в Санкт-Петербурге летом 1997 года"


19 июня 2018 года в Петербурге умер 67-летний российский актер Ароян Юрий Манукович, с именем которого лично для меня связано мое последнее выступление на сцене в родном Санкт-Петербурге летом 1997 года накануне моего 39-летия. Это был телевизионный фестиваль эстрадных исполнителей "АЮМ-97", инициалы директора фестиваля актера Арояна Юрия Мануковича.

Мой рассказ повествует о памятном для меня последнем выступлении, о том, как я НЕ получила главный приз фестиваля. Мое первое место – было запланировано устроителями фестиваля: финансистами супругами бизнесменами и директором фестиваля актером Юрием Арояном.
Мое выступление автора-исполнителя с песней "Петербург", с песней "Рисунок" и стихом "Петербург в белом фраке ночей" было оценено жюри фестиваля – влиятельными деятелями культуры и председателем жюри композитором Андреем Петровым, как ничем не примечательное, недостойное особого внимания, и я оказалась в конце первой десятки участников фестиваля.
И это при том, что в конце моего выступления люди в зале апплодировали стоя.
Стало очевидно, насколько серьезные "политические силы" поставили запрет на мою творческую деятельность! Финансисты и директор фестиваля рассматривали  телевизионный фестиваль, как первый шаг, чтобы представить меня широкой публике в качестве "культурного лица" Петербурга. Так мне говорил Юрий Ароян и финансисты.

О смерти Ю.М. Арояна написали в прессе:
"Актер театра и кино Юрий Ароян, игравший в телевизионных сериалах "Улицы разбитых фонарей" (1998 г.) и "Бандитский Петербург" (2000 г.), скончался в Санкт-Петербурге.
Тело 67-летнего актера обнаружили соседи 20 июня в двухкомнатной квартире на втором этаже по улице Почтамтской. По словам подруги актера 67-летний Ароян оступился и сломал ногу, после чего больше месяца носил гипс. В последние годы он жил в Москве и несколько месяцев назад переехал в Петербург. Со слов соседей Ароян в последнее время злоупотреблял алкоголем. Также в комнате нашли оружие. Умер от сердечной недостаточности".

  • 1997 год

Сын Артем и дочь Кристина отдыхали в оздоровительном лагере в Зеленогорске. С ушедшем из семьи весной 1993 года мужем Валерием мы поддерживали отношения.

1997 год стал не только годом моего последнего выступления на петербургской сцене, но и последним для меня и детей годом жизни в нашей собственной наследственной квартире, которую я и дети утратили весной 1998 года вместе с пропиской, из-за обмана мужа, когда приняли его неожиданное предложение купить нам новую квартиру.

  • Первая встреча с Юрием Арояном

В начале лета 1997 года мое внимание привлекла небольшая рекламная статья в одной из газет, которые скопились в моем почтовом ящике. Речь шла о телевизионном фестивале, который должен был состояться через неделю в одном из Дворцов культуры. Я заинтересовалась и сразу позвонила по указанному в статье номеру телефона.
Директор фестиваля Юрий Манукович Ароян был явно расположен к общению. Он предложил мне привезти мои песни для прослушивания. На следующий день я поехала в офис, расположенный рядом с Московским проспектом, недалеко от дома. Шел дождик. Найти офис по указанному адресу мне не удалось. Я вернулась домой и позвонила Юрию. Выяснилось, что он случайно перепутал номер квартиры, в которой находился офис. Извинившись, Ароян прислал за мной машину.

Юрий Ароян оказался едва знакомым мне актером, огромен, как борец в отставке, убедителен в жестах, громок в речах, употребление алкоголя отразилось на лице, но в целом актер оставлял впечатление человека очень активного и делового. Узнав, что я сама пишу стихи и музыку, Юрий сразу захотел показать мне свои произведения, но листы со стихами, по причине захламленности офиса, где-то затерялись, хотя актер потратил немало времени на их поиск.

Мы поставили мою запись. Юрий прослушал первую песню, затем вторую и так до конца записи, иногда то прокручивая вперед, то возвращаясь назад. Неожиданно он очень торопливо и серьезно, весомо сказал, что, конечно же, берет меня на фестиваль и что моя песня о Петербурге должна получить главный приз, а выбор второй песни остается за мной.

Песня "Петербург" (слова и музыка С. Магницкой) была записана 27 августа 1996 года на студии звукозаписи “Европа Плюс” в День моего 38-летия. Аранжировка, гитара Николай Криворучко.

  • Юрий Ароян и Аркадий Крамарев

Вместе с директором фестиваля Юрием Арояном и его помощником Валерием мы стали готовиться к моему выступлению на фестивале. Ароян рассказал, что моя песня "Петербург" очень нравится всем, кому он ее давал слушать.

По планам Юрия моя песня должна была получить первое место, приз из рук начальника Главного управления внутренних дел Санкт-Петербурга Аркадия Крамарева (1938 г.р. Ленинград). Юрий Манукович именно ТАК говорил, уверяя, что Крамарев прослушал песню и оценил достойно.

Аркадий Крамарев по сей день имеет авторитет честности, неподкупности, порядочности. Приведу весьма интересный ответ Крамарева осенью 2017 года в интервью журнала Online812.ru на вопрос о "перестройке":
– "Когда началась демократическая эйфория в начале девяностых, она в какой-то степени захватила и меня. Представляете, я тоже верил, что это последняя возможность пожить в нормальном государстве. Потом я понял, что ничего из этого не получится, что демократические выборы не приводят к власти умных, честных и принципиальных. Наоборот, приходят самые бессовестные и подловатые".

  • Наташа и Лариса Погорецкая

Раза два Юрий Ароян вместе со своим помощником заезжали ко мне домой, и мы выяснили, что достойного костюма для выступления у меня нет и надо заняться моим внешним видом.
Так в моей жизни появилась очаровательная Наташа. Она заехала за мной на новеньком автомобиле BMW красного цвета. Позже стало ясно, что Наташа вместе со своим мужем финансируют фестиваль, по сути они хозяева, и если все получится удачно с фестивалем, то имеют намерение заняться шоу-бизнесом.
Наташа мне сразу понравилась: обаятельная, но соблюдающая дистанцию в общении, мягкая взглядом, но имеющая властную решительность в слове, когда надо по делу. Очаровательность Наташи заключалась в сочетании атрибутов деловой женщины с неотразимым обаянием женственности.
Наташа называла себя коммерсантом, они с мужем занимались поставкой разных товаров в Петербург. Мне довелось слышать деловой разговор Наташи по мобильному телефону (мобильник тогда был большой редкостью) по поводу застрявшей на дороге в Питер фуры с подсолнечным маслом.
В день нашей первой встречи мне было приятно: рядом со мной была женщина,  которая мне нравилась, а это случалось редко.

Наташа привезла меня к своей знакомой. Это была известная в Петербурге  модельер Лариса Погорецкая.

"Модный дом "Larissa Pogoretskaya" располагается на мансарде старинного дома в богемном районе Петербурга и  хранит атмосферу интеллектуально-художественного салона. ... Можно сказать, что мансарда нашла Погорецкую сама: ее в 1996 году выделил под мастерскую Союз художников, в котором состояли и Лариса, и ее муж, фотограф Анатолий Бисинбаев, оба окончившие легендарную "Муху" (конец цитаты). "Муха" это Художественно-промышленная академия им. Штиглица (ранее Мухиной), которую окончила также и моя дочь Кристина, дизайнер и художник.

Интерьер мастерской Ларисы Погорецкой произвел на меня впечатление. Наташа и Лариса немного поговорили вдвоем. Со мной они почти  не разговаривали. Странно, однако мне на душе было весело. Я готовилась выступать на фестивале, который, казалось, весь начал крутиться вокруг меня и моей песни.
За шесть предыдущих лет моих выступлений на сцене у меня не было директора, продюсера, стилиста, я сама купила два черных платья и покрасила мои седые с ранней молодости волосы, все решения о моем внешнем виде принимала сама.

Между тем в мастерской модельера происходили непривычные для меня события. Лариса набрасывала мне на плечи куски материи разного цвета и смотрела. Потом она сказала, что очень удивлена, потому как, пожалуй, впервые видит человека, которому "к лицу" единственный цвет – черный.
Лариса сетовала, что не осталось времени на пошив специального платья, а потому предложила найти что-нибудь из готовой коллекции. Выбор пал на черного цвета набор: изящный комбинезон брючного типа, на тонких лямочках, довольно высокий над грудью, а сверху накидка с коротким рукавом, длинная до пола, из прозрачного шелка. Довольно интересная вещица, за которую Наташа, как она мне позже сказала, заплатила весьма не мало. Я очень редко одевала брюки, потом и вовсе отказалась носить брюки по сей день, но тогда в мастерской у Ларисы моего мнения собственно никто не спрашивал, а я просто доверилась событиям. Потом Лариса и Наташа решили покрасить мои волосы в темный каштановый цвет, что и было исполнено в салоне причесок на Перинной линии у "Гостиного двора". Довершили мой образ купленные Наташей красивые туфли. Я предупреждала, что, возможно, буду выступать вовсе без обуви. Так и случилось на фестивале.

  • Планы в "Русском прянике"

Наташа и Юрий Ароян не сомневались в том, что моя песня "Петербург" получит главный приз. Я была приглашена к Наташе домой. Она с мужем жили в Московском районе в сталинском доме, который в народе называли "Русский пряник", потому что в доме находился магазин с таким названием, а в годы "перестройки" в дом въехали состоятельные люди, которых называли "новые русские".
"Русский пряник" впечатлил красивым заграничным бесшумным лифтом. Над дверью квартиры находилась видеокамера, через которую велось наблюдение за лестничным пролетом. Комнат, кажется, было четыре. На большом балконе стояли кадки с высокими растениями. Мы беседовали в гостиной, где находились красивые вещи, гобелены и фарфоровые статуэтки, телевизор огромного размера и великолепная аудио- и видеотехника.
Утопая ногами в мягком ковре, я чувствовала себя уютно.
Наташа занималась с компьютером и пришедшим программистом, а я пила чай на кухне, обслуживаемая домработницей.
Вскоре пришла знакомая Наташи, чье имя я не помню. Это была очень интересная женщина, потому как она занималась гонками на автомобилях, а прежде имела отношение к Питерскому телевидению. Подруга Наташи сообщила, что она уже договорилась (!) на съемку трех видеоклипов моих песен. Втроем мы обсуждали будущее. Я принесла с собой мой план действий касательно записи новых песен и музыкально-поэтических композиций на студии, издания моих стихов, авторский проект концерта. Этот план Наташа распечатала на ксероксе для себя и подруги.

В эти дни нарисовала Наташе картинку и подарила вместе с посвященным ей стихом.

Юрий Ароян при встречах повторял, что Петербург должен иметь яркую творческую личность, "культурное лицо" и вот, Светлана со своим творчеством – то, что нужно людям!

  • В день фестиваля

Всё закружилось вокруг моего творчества! Я поверила в то, что Наташа вложит деньги в мои авторские проекты. Да она и сама в это верила. Наташа и Юрий Ароян не сомневались, что приглашенные ими (!) члены жюри достойно оценят мою песню о Петербурге, я получу первое место и мы начнем работать.

Председателем жюри был приглашен известный советский и российский композитор, Народный артист СССР, ленинградец Андрей Петров (1930 – 2006). От столь значимого в культуре города человека, имеющего 20 всевозможных наград и званий, во многом зависела моя творческая судьба.

В день фестиваля за мной приехала Наташа. По дороге мы заехали к Ларисе, где я одела мой костюм и мне был нанесен на лицо грим, с которым я чувствовала себя  скованно и непривычно.

Предыдущим вечером я нарисовала дома картинку, которую вставила в рамочку. На картине была Лариса, что-то белое и голубое, как бы текущее вроде потоков воды. Я подарила картинку Ларисе. Она ничего не сказала, просто поставила на пол к стене.

Лариса попросила мужа сделать несколько кадров "на память" о своем костюме для своего портфолио. В зале было просторное место с белой бумагой для фотосъемки моделей. Муж ответил: "Вон лежит "мыльница", бери да щелкай на память". Однако вскоре он пришел с профессиональным фотоаппаратом и объективами, мне включили магнитофон с записью моей песни, и я немного двигалась, а фотограф снимал.
Потом, по дороге на фестиваль, я спросила у Наташи, почему фотограф сначала так ответил, а потом вдруг пришел с фотоаппаратом и начал снимать. Наташа, взглядом оценив мою исключительную наивность или просто глупость, ответила: "Все очень просто, я заплатила деньги и он сфотографировал".

Муж Наташи приехал на фестиваль в роскошном белом Mercedes.

Мое выступление на сцене фестиваля должно было представить художественный образ петербургской поэтессы, исполнительницы собственных песен: песня "Рисунок", стихотворение "Петербург в белом фраке ночей" и песня "Благовестие Петербурга".
По решению Арояна мой выход был предпоследним.

Ожидая начала фестиваля, я стояла в фойе с одним из участников, который на концерте пел песню под гитару. Он рассказал мне историю, как остался без ноги. Парень вызвал во мне сильное сочувствие. К нам подошла Наташа, я ей сказала, что вот у парня ноги нет. Наташа, не взглянув в сторону молодого человека, ответила мне примерно так: "...я тебя ищу, думаю, что ты репетируешь, готовишься выступить с надлежащим блеском, а ты здесь! я ведь тебя специально провезла по центру города, чтобы ты вдохновилась своей песней!". Это верно. Мы славно прокатились вдоль Невы, по Троицкому мосту...

Перед моим выступлением Наташа пришла ко мне за кулисы. Она стояла в темноте и вдруг быстро перекрестила меня, сказав: "На счастье!"

  • Выступление

Когда я выступала на фестивале, моего мужа Валерия, с которым я поддерживала дружеские отношения и мы вместе навещали детей в летнем лагере, не было в Петербурге, он отдыхал в Испании на Майорке со своим другом.

Зато на фестивале был один из моих знакомых, Сергей, некогда устроивший мое участие в концерте  для журналистов на выставке Ленэкспо. Он привел с собой двух женщин-продюсеров, которые уже были знакомы с моим творчеством.

Ведущим фестиваля был известный артист театра. Он очень хорошо меня представил, сказал о детях.

Я выступила свободно, спела от всего сердца, вдохновенно прочла стих...
Потом услышала "Браво!". Сквозь яркий свет я видела, что в зале много  людей вставали с мест и аплодировали стоя. Эффект превзошел мои ожидания. Я была рада. Когда я вышла в холл, ко мне подходили незнакомые люди и поздравляли.

Посмотрев мое выступление, мой знакомый Сергей  и две дамы не стали дожидаться оценок жюри, они были абсолютно уверены в том, что главный приз получит моя песня. На следующий день Сергей по телефону рассказал мне о своих впечатлениях. Мне запомнилась одна фраза: "Просто время остановилось".

Когда огласили результаты фестиваля, мне стало подлинно известно: время моих выступлений на сцене окончательно завершилось. Мои песни и стих не получили от жюри должной оценки. В числе победителей, например, была дочь известного кинорежиссера Юрия Мамина. Я едва вошла в десятку. Полный провал.
Кроме председателя жюри Андрея Петрова, мое выступление судили еще десять человек. Среди них были известные артисты: певец-композитор Игорь Корнелюк, музыкант-певец А. Лебединский, певец Юрий Охочинский, композитор Георгий Портнов, артистка А. Удовиченко и другие.

Начальник ГУВД Аркадий Крамарев в последний момент на фестиваль не приехал. Его неожиданное отсутствие повлияло на то, что мое выступление было оценено членами жюри столь низко.

Я быстро переоделась и стала собираться домой. Расстроилась ли я? Нет. Я понимала, что между мной и шоу-бизнесом пропасть, и для меня нет благосклонности власть имущих людей культуры и шоу-бизнеса.

  • Было ли это хорошо или плохо?

Уходя домой, я встретила Наташу. Она, явно расстроенная, все же вышла проводить меня на улицу. Мы стали прощаться, чувствуя неловкость, понимая, что наши совместные планы о моем творчестве завершились.

В это время из дверей Дворца культуры вышел актер Юрий Ароян, который любезно провожал Андрея Петрова и благодарил его за участие в жюри. Наташа молча наблюдала эту сцену, а потом громко обратилась к Петрову с просьбой ответить всего на один вопрос. Ароян предусмотрительно исчез за дверью. Андрей Петров подошел к нам.

Я с восхищением наблюдала за Наташей. Умная, деловая, красивая женщина, вложившая вместе со своим мужем весьма значительные деньги на устроительство фестиваля, оказалась в непростой ситуации, ведь ей не удалось получить "благословение" моего творчества от влиятельного деятеля культуры Андрея Петрова, общепризнанного мэтра, Почетного гражданина Санкт-Петербурга.

Наташа едва сдерживала эмоции. Она сказала Петрову примерно следующее:

– Я посмотрела листы с отметками и знаю, что выступление Светланы было оценено членами жюри по-разному. Единодушия не было. Однако есть те, кто оценили ее выступление, как достойное главного приза. Я спрашиваю у Вас, как председателя жюри, имеющего решающий голос, скажите мне: какова была лично Ваша оценка, Ваше мнение?

Наступила пауза. Мне было интересно наблюдать за Наташей. В ее сердце происходило противостояние между восторженным чувством души о моем творчестве и мнением известных деятелей культуры... Они слепы? или они правы? ...Бог знает, сколько вопросов терзали милую мою Наташу, искренне недоумевающую и болезнующую из-за суда власть имущих над моей песней и красивым стихотворением.

Пауза затянулась. Наконец, Андрей Петров ответил, и я запомнила эту фразу, ничего не говорящую о моем творчестве:
– Я не могу Вам сказать было ли это хорошо или это было плохо.

Наташа посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами. Тогда он добавил, что, впрочем, готов высказать свое мнение позже, и протянул Наташе визитную карточку. Наташа быстрым жестом отодвинула от себя руку Андрея Петрова и сказала:
– Мы никогда более не прибегнем к Вашим услугам.

Что хочется добавить...
Летом 2004 года, когда мы семьей несколько часов стояли в Казанский собор, встречая Тихвинскую икону Богородицы, вместе с нами был известный журналист, обозреватель событий культуры Михаил  Садчиков и его жена Мила, и сын Михаил. В начале моих выступлений на петербургской сцене Михаил Садчиков писал анонсы моих концертов, мы были знакомы.
Я подарила журналисту запись моей песни "Петербург" и рассказала о моем последнем выступлении и о словах Андрея Петрова. Миша улыбнулся и ответил: "Узнаю Петрова, он всегда был дипломатом".
В ноябре 2004 года Садчиковы мне позвонили и жена Михаила рассказала, что Михаил был приглашен на радио "Петербург" в программу “Встреча с интересным человеком” и рассказал о встрече со мной у Казанского собора, обо мне и поставил послушать мою песню "Петербург".

Фестиваль показали по телевидению 2 января 1998 года. Я узнала об этом от позвонившей нам одноклассницы дочери Кристины. Посмотреть мы не успели.

  • Наташа, как снежинка

Прошло больше года после фестиваля. Однажды зимой я шла по Московскому проспекту недалеко от дома "Русский пряник". Снег падал серебряным шелком. Было очень нарядно, белоснежно и тихо. Навстречу мне шли две женщины, яркие и красивые, в дорогих натуральных шубах, с распущенными волосами. Мелькнула мысль, что они просто вышли из дома посидеть в кафе. И вдруг в одной из женщин я узнаю милую мою Наташу! Я улыбаюсь.
Наташа остановилась. Она была очень красива со снежинками в волосах. Наташа обрадовалась мне столь искренне, что даже поцеловала меня в щеку.
Мы молчали. Наташа, окунувшись то ли в свои воспоминания, то ли в мои глаза, то ли в свое сердце, неожиданно сказала:
– Нет, все-таки я не смогу пройти мимо тебя! Позвони мне...

Я позвонила, но мы так и не встретились... мимолетные светлые чувства уже растаяли, как тот нежный снег, что падал белой вуалью вдоль проспекта...

Не знаю, сохранила ли Наташа мою картинку, которую я ей нарисовала в подарок, но вот стихи для картинки у меня остались:

...подарок мой – стихи для Натали, мгновенье нежности и акварель портрета,
улыбка женщины и милые черты в полутонах роскошного сюжета...
мерцает в небе серебром звезда и ночь светла зеркальною Невой...
я буду помнить женские глаза, чей нежный свет останется со мной.

  • Кому мое унижение в радость?

Теперь, когда через 21 год я вспоминаю события последнего выступления и то, что еще через пол года я и дети остались без квартиры и прописки в Петербурге, и мне уж точно было не до сцены, ведь мы иногда просто выживали, у нас украли все имущество, – теперь мне представляется, что есть прочная связь между печальными, несправедливыми событиями моей жизни. И эта связь по сей день осуществляется, управляется каким-то очень сильным, влиятельным человеком во власти, который, видимо, наслаждается унижением красивой, независимой творческой женщины. Думаю, истоки такой ненависти или извращенной ко мне любви скрыты в событиях 1993 года, о которых я написала в моей "Истории жизни".

  • P.S.

В "Истории жизни" в главе 16 можно прочесть: "О моей песне "Петербург", в которой есть индийский "лотос белый" и православная "живая вода".

В августе 2005 года я написала письмо Генералу-лейтенанту Крамареву Аркадию Григорьевичу, Председателю Комитета по делам законности и правопорядка Санкт-Петербурга и Ленобласти. Я напомнила Аркадию Крамареву о том, что в 1997 году моя песня о Петербурге ему очень понравилась, со слов Ю.М. Арояна. В письме я обстоятельно описала события моей жизни, когда весной 1998 года я и несовершеннолетние дети-школьники были обмануты, и мы потеряли квартиру и прописку в родном для меня и детей Петербурге.
В конце письма я написала: "Известно ли Вам, уважаемый Аркадий Григорьевич, что сотаинником святого Серафима Саровского был мирянин, помещик Николай Мотовилов, по должности – совестный судья? Совестный суд был учрежден императрицей Екатериной II, ведал уголовными и гражданскими делами, которые по характеру своему не могли быть судимы на основании общих законов. Из-за малого количества рассматриваемых дел Совестные суды были закрыты.  ... Где же мне найти "совестного судью", чтобы мои дети и я обрели жилье и прописку в родном Петербурге, потому как нет справедливости в том, что судьба детей оказалась вне  внимания и помощи судей Московского района и Городского Суда, представителей Муниципального образования, прокуроров и иных власть имущих инстанций".
В ответ я получила уведомление, что будет проведена проверка. Мы понадеялись, но ... напрасно. Бумаги пошли по кругу и всё.

______________________________

Рассказ на основе дневника написала 8 января 2019 года в Болгарии, г. Бургас.


"О том, как летом 2013 года я ПРОДАЛА МОЮ ГИТРАРУ мою гитару на канале Грибоедова"


Моя гитара была продана в Петербурге 3 июля 2013 года, когда у нас с Кристиночкой не было денег на еду. Кристина вернулась с собеседования в кампании, которое прошла, чтобы устроиться на постоянную работу. Днем ранее последние деньги мы отдали за аренду крохотной студии на Казанской улице, дом "8-10", кв. 62 (наш второй адрес на Казанской). Предприимчивый хозяин большой квартиры разделил ее на четыре мини-студии по 18 кв. метров, и у всех в студии было по полтора окна.

История с гитарой была интересная. Мои дети Кристина и Артем подарили мне эту гитару на День рождения в 2006 году взамен старой. Моя старая гитара была "знаменита" тем, что на ней играли у меня дома в гостях многие рок-музыканты, в частности Юрий Шевчук, Саша Чернецкий, Сергей Чиграков. Эту гитару Артем взял в театр В.Э. Рецептера "Пушкинская школа", в котором после окончания Театрального института был одним из ведущих актеров. Они с ребятами играли на моей "знаменитой" старой гитаре, и, возможно, она по сей день является достоянием театра.
Получив новую гитару в подарок на День рождения, я иногда играла для себя. Именно эту гитару нам с Кристиной пришлось продать в июле 2013 года.
Вот, как об этом я записала в дневнике:
"Мы нашли комиссионный в Мучном переулке, можно сказать, вполне родном, когда мы жили на Казанской с видом на Мучной мостик. Мы пошли туда. Владелец магазина, где много чего продается из посуды и одежды, настроил гитару, предложил поставить на продажу, и максимум мы бы имели вроде как 3500 рублей, если быстро продадут, а так цена будет падать. (При покупке изначально гитара стоила ок. 20 тысяч рублей). В общем, мы решили не сдавать, потому что деньги нам нужны сегодня, а не когда-то там... Пошли, понуря голову, не понимая, что же делать.
Идем вдоль канала Грибоедова. Слышу сзади нас разговор: парень говорит, как оказалось, другому парню, что вот, на студии можно получить хороший совет от музыкантов. Я во мгновение поворачиваюсь: "Парни! а гитара не нужна, хорошая, отличный звук, всего за 4 тысячи".
Один парень говорит другому: "Ну ты такую в комиссионке купишь не дешевле как за 4500. Парень поиграл немного, благо, в магазине хорошо настроили. Говорит: "Беру" и достал 4 тыс. рублей. Я говорю: "А если бы вы еще знали, от кого досталась Вам гитара, то и за честь сочли", и улыбаюсь. Они: "Говорите! так нечестно, кто и что". Я ответила: "Всему свое время, узнАете как-нибудь обязательно".


_________________________________

Рассказ


"РОМАНС, написанный в 17 лет, прозвучал как пророчество"


В 17 лет я написала романс "Звезда счастья". Нот я не знаю, просто подыграла себе на гитаре, сочинив грустную музыку романса.


                 "Звезда Счастья"


                 ...однажды будут падать звезды,
                 я к небу руки протяну,
                 и буду плакать я от счастья,
                 когда поймаю ту звезду,

                 звезду любви, звезду удачи,
                 звезду растраченных надежд,
                 звезду, которой каждый верит,
                 звезду, какой у многих нет...

                 жизнь расцветет весенним садом,
                 не будет горю места в ней...
                 звезда в награду за утраты,
                 за боль бессонницы ночей...

                 и если грусть легла на сердце,
                 и если слезы давят грудь,
                 полезно, право, мой приятель,
                 на небо звездное взглянуть:

                 там вдалеке, на небе синем
                 горит огромная звезда –
                 звезда любви, звезда удачи,
                 то счастья твоего звезда.


Не странно ли было для молодой девушки, весьма веселой по натуре и с надеждой ожидающей от жизни радости, написать столь многогранный и трогательный романс, как если бы мною к 17 годам было пережито все то, о чем я невольно свидетельствовала в романсе: "растраченные надежды", "утраты и боль бессонницы ночей"; ...будто пережитое личным опытом научило меня "плакать от счастья", обретенного в горе и утратах...

Мое вдохновение всегда влекло меня за грань реальности, открывая передо мной те события, которые при всей незримости их существа звучали в душе романсами, песнями и стихами, словно проявляя будущее в словесной форме поэзии.

Мой романс по сей день остается для меня надеждой на светлое будущее, уверяя меня из прошлого в грядущей радости, когда "жизнь расцветет весенним садом, не будет горю места в ней...", а также в том, что мой душевный опыт поддержит тех людей, которые отчаялись, потеряли надежду, скорбят о своей печальной жизни, – действительно, надо верить, что "звезда счастья" есть у каждого из нас, она восходит и освещает незримое небо души!
Об этой Негасимой Звезде я написала в 2010 г. в ночь на мой день рождения, 52 года, стих:


                 "Душа"


                 ...выше всех измерений и странствий,
                 за пределами зримой судьбы
                 есть душа, что живет в постоянстве
                 удивительно светлой Любви;

                 словно в ней благодатная сила
                 проявилась небесным Огнем
                 и сияет Звездой Негасимой
                 в грешном мире, где все мы живем;

                 и торжественно светится в сердце,
                 как пред Господом Богом свеча,
                 в светлой памяти, в радостном детстве,
                 золотая как солнце душа.

___________________________________

Рассказ

О событии 1988 года. Упомянут перекресток Ленинского пр. и Варшавской ул. 61, я и дети, шли домой из детсада.


"КЛЮЧИ ОТ ЗИМНЕГО ВЕЧЕРА"


Знаковые события с ключами – случались со мной очень часто. Знаков, предвещающих то, что может произойти некая история, связанная с квартирой, было очень много. Но я не могла "прочесть" послания, как предостерегающие меня о возможности оказаться вовсе без своей квартиры.

...Есть такие простые события, которые и событиями не назвать, просто обычный день, во всей своей обыкновенности, однако, он запечатлевается в нашей памяти так неожиданно ярко и во всех деталях, что становится особенным днем, во всей своей простоте обретая значимость и ценность.

Именно такой обычный зимний вечер мне запомнился, словно картинка из сказки, и чувствами очень необычными, теплыми, сердечными...
Я забрала дочь и сына из детского сада, куда они ходили до полдника. Мы шли к нашему дому, обычному пятиэтажному дому на углу проспекта и улицы. Кругом было много снега. И снег падал. Снег падал медленными и большими снежинками. Без ветра казалось, что снежная вуаль почти застыла, соединяя белый покров улицы и темное небо, откуда так красиво падал белый снег.
Так хорошо запомнилось, что Кристина уверенно шла с левой стороны, держала меня за руку, а Артем шел, держась за правую мою руку, но вернее сказать, он еле плелся, увязая в снегу, постоянно падая, и нам было весело... На Кристине была новая шубка, а на Артеме старенькая, перешедшая от Кристины. В этой все еще не по размеру старой шубке Артем был очень смешной, и он все падал и падал в снег.
Мы остановились передохнуть в желтом круге света от фонаря, который довольно тускло освещал небольшое заснеженное пространство между проспектом и улицей. Наш дом был напротив.

Всё вокруг показалось мне таким необычным, что я почувствовала восторг, странный восторг, от которого вдруг больно защемило сердце.
Мы стояли в этом желтом круге света и любовались красотой падающего снега, и снегом, который поблескивал серебряными зеркальцами на сугробах вокруг нас.
Это было ощущение сказки! У меня просто дыхание перехватило, и сильно щемило в груди.
Я сказала странные слова:
"Мне так нравится идти в наш дом! ...мне так радостно, что у нас есть наш дом!".
Я полезла в карман моего кроличьего полушубка, взяла в ладонь ключи. Это был так странно.
И я вновь сказала: "Надо же! и почему я так радуюсь?! Ведь это так просто – вот наш дом, вот ключи. Да и у каждого человека есть, где жить! Почему же я так счастлива, Боже мой, мне так радостно!"

Мы еще немного постояли, смотрели на снег, на свет фонаря, на падающие крупные снежинки. Я чувствовала волнительный восторг, но не знала, почему это так.

...Через десять лет мы остались без своей квартиры.
С годами я стала забывать, каково это – жить в своем доме....
Единственное, что я хочу никогда не забыть,  единственное, что мне хочется оставить в моей душе, как подлинную ценность, – это тот вечер, когда я и маленькие дети шли домой и остановились, а я почувствовала восторг радости от того, что мы были вместе, восторг радости от красоты зимнего вечера, восторг радости, видимо, от того, что это мгновение принадлежало чему-то из Вечности, ... и это мгновение вечности навсегда останется в моем сердце. Я благодарю Бога.


_________________________________

Рассказ

О событии 1994 годе, осень, дочери 10 лет, сыну 9 лет.


"ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ АНГЕЛА"


Однажды осенью, поздним вечером случилась у меня сильная головная боль. Она появлялась внезапно, пронзая словно острым клином. Казалось, еще одно мгновение и невыносимая боль просто убьет меня. Однако боль исчезала, причем не оставляя вовсе следа. Вскоре боль возвращалась, это было что-то страшное, ужасающее. Я не плакала, в оцепенении полагая, что более мне не выдержать.

Во время затишья между приступами, я позвала дочь Кристину, она спала в соседней смежной комнате вместе с Артемкой. Кристинка подбежала, села ко мне поближе. В продыхе между приступами ужасной, никогда прежде и никогда позже мною не переживаемой и ни с чем не сравнимой боли, я подумала, что пришло время попрощаться с жизнью и напутствовать детей.
Мое состояние, болезненное, пугающее  холодом неизведанного, отразилось во взоре дочери, Кристина смотрела на меня не просто с тревогой, но с отчаянием.

Моя одинокая кроватка представляла собой доску, покрытую тонким покрывалом, на полу возле окна. Отношения с мужем, разорванные полтора года назад, однако, по искренности доверия моего, остались дружескими, мы встречались семьей, но не более того...
Поздним вечером он приехал, ...может, я просила, не помню.

Нестерпимая боль сводила мою голову, и мне было очень плохо. Зная, как мне нравится кататься на машине по ночному городу, муж предложил мне поехать на воздух, чтобы отвлечься.
...Нет, я не могла шевельнуться во время приступов, словно наступили последние мгновения жизни.

Творчество мое новое, которое едва появилось, всеми чувствами души устремляясь к Свету, – звучало, животворя душу, а я, казалось мне, неожиданно, так не вовремя умирала!

Я попросила подозвать Артемку. Он подбежал, приник ко мне весь, словно ласковый цветочек. Артем улыбался, но ... слезы лились из его любящих, добрых глаз быстрым ручьем.
Он взял мои руки, будто притянул к своему сердечку, и произнес тихо и очень нежно  удивительные, неожиданные, сказочные слова:
– Мамуля! пойдем со мною на лужок!

За окном чернела холодная осенняя ночь. Дул сильный ветер. Мрачные деревья обнаженными ветвями раскачивались вдоль улицы...

Слова сына, такие странные, словно волшебные в своей нереальности, произвели на меня спасительное впечатление! Боль остановилась... Боль ушла...
Дети и я были в слезах, и мы улыбались...

Мрачные деревья раскачивались за окном черными силуэтами. Ветер клонил голые ветви...
Одно окно в доме светилось во тьме...

Светлый Небесный Ангел увидел мальчика и его сестру, плачущих у постели своей мамы.

Случилось чудо.

“...пойдем со мною на лужок” – пел Небесный Ангел, улетая.
“...со мною на лужок”
“...на лужок”


_________________________________

Рассказ

О весне 1995 года, дочери 11 лет, сыну 10 лет.


"СВЕТ СЧАСТЬЯ"


Весенний вечер светился приближением белых ночей. Синеватый свет скользил за окнами. Я, Кристина и Артем собрались как всегда в нашей маленькой кухне. Здесь мы занимались уроками, обедали, рисовали, пили чай, задушевно беседовали, читали книги...

Весенним вечером устами дочери Кристины прозвучали слова, которые я сохранила в моем сердце... Когда мне бывает тяжело, я вспоминаю эти слова, светящиеся светом надежды и счастья.

Несмотря на весенний вечер, в душе моей темными волнами накатывались уныние и тоска, мне было по-осеннему грустно. Смысл творческой жизни ускользал от меня, ибо то светлое новое, что рождалось в моей душе, проявляясь первыми по-настоящему светлыми стихами, было весьма неустойчиво, словно весенний луч солнца, едва рожденный и столь долгожданный, но все же так ничтожно малый на фоне трагичных переживаний... Светлый луч  виделся мне будто бесполезный, я печалилась, чувствуя невозможность что-либо изменить в моей судьбе...
Душа, разум и сердце, всё мое существо искало новые горизонты жизни, желая обрести светлые надежды и веру в свои силы, ...однако духовный свет незримого солнца ускользал от меня, беспомощной, растерянной, одинокой...

Все реже случались выступления с моими песнями и романсами... Тому было много причин, и я болезненно переживала, что мои связи с миром "шоу-бизнеса" обрывались одна за одной. Четыре года скромного моего присутствия на сцене родного Петербурга проходили с такими болезненными для меня последствиями, что я не понимала, как соединить мое искреннее бескорыстное желание подарить мое творчество людям с реальностью встречи с обстоятельствами, в которых я столкнулась с ложью, предательством, лицемерием, тщеславием, завистью... Впрочем, и сама в себе я несла должное осуждение многих моих поступков.

Весенний вечер светился приближением белых ночей. Я и дети сидели на кухне, мы пили чай и разговаривали, как взрослые люди. Доверяя все мои чувства и переживания бесценным сотаинникам души моей – детям, чьи сердца всегда были наполнены любовью и вниманием ко мне, я, неожиданно, не удержав благозвучной красоты весеннего вечера, горько и безысходно заплакала...

Первым ко мне присоединился Артемка. По характеру своему веселый и радостный, Артем имел чудесный дар – сердце, способное откликаться на чужое горе. При виде моих слез сын жалостливо заплакал. Он пересел со своей табуретки ко мне на колени. Мы сидели обнявшись и плакали вдвоем.
Кристина, рассудительная и сдержанная, но не менее участливая и внимательная, смотрела на меня и Артема, горько плачущих, ...смотрела, однако, с удивительной для столь нежного возраста мудростью и состраданием в глазах. Так прошло некоторое время...

И вот, словно из Вечности, хранящей в себе Настоящее и Будущее, прозвучали слова Кристины...

Когда Кристина произнесла свои удивительный слова, благозвучная красота весеннего вечера вернулась, я и Артем перестали плакать и со вниманием смотрели на Кристину, которая, казалось, и сама прислушивалась к ускользающему смыслу сказанных слов.

Дочь моя выглядела царственно. Тишина стояла необыкновенная.

Словно боясь нечаянно потерять сказанные Кристиной чудесные слова, я шепнула:
– Кристиночка! пожалуйста, ...повтори, ...еще раз...

Исполненная ответственности, Кристина сказала:
– Мамуля, не плачь. ... Когда-нибудь всё придет, и этого будет так много по сравнению с той каплей, которая могла быть сегодня.

Эти слова открыли передо мной сокровенный и величественный, незримый, но будто реально существующий Замысел, ... они имели столь сокровенный смысл, что я сразу взяла лист бумаги и записала их.

Устами дочери прозвучало благовестие счастья и обетование Небес. Я сберегла эти слова на сердце, – они светятся, словно звезды, свет которых не может исчезнуть никогда.

“Когда-нибудь всё придет,
и этого будет так много
по сравнению с той каплей,
которая могла быть сегодня”


__________________________________

Рассказ

О встрече в 1980 году с актером ... и о учебе в институте.
ВИСТ – Народный артист СССР Владислав Игнатьевич Стржельчик (1921 – 1995), многие годы актер в Большом Драматическом Театре на Фонтанке.


"ВСТРЕЧА С ВИСТОМ"


Воспоминание события, произошедшего весной 1980 года, когда мне был 21 год.

На одном из домов Петербурга есть мемориальная доска, в камне запечатлевшая память о актере Театра и Кино, чье имя ... пусть оно будет Вист.

Начало весны, снежное и солнечное, сверкало праздничной радостью. Снег еще лежал сугробами, но солнце протянуло серебряный покров оттепели. Воздух источал аромат предчувствия новой жизни. Весна!

По обыкновению мечтая, “витая в небесах” и радуясь солнечному дню, я возвращалась домой из Авиационного института. В вагоне метро было свободно.

Виста я узнала сразу, едва оказалась вовлечена в центр притяжения его внимательного взгляда.

Вспомнила, что в первый раз встретила известного актера “лицом к лицу” недавно, в автобусе, на Московском проспекте. Тогда всё пространство было наполнено суетящейся толпой, и я буквально натолкнулась на Виста и рассмеялась. Внимание известного актера к моему симпатичному, веселому лицу ничуть не удивило меня. Однако, не сомневаюсь, что я смотрела на Виста несколько иначе, чем многие другие люди смотрят на известного киноактера, то есть на моем лице с простой улыбкой не было “восторженного взгляда". ...Через остановку я вышла, провожаемая внимательными и добрыми глазами Виста.

...Я улыбнулась актеру. Он помнил меня.

Мы поглядывали друг на друга. На станции “Парк Победы” я вышла, чувствуя за спиной присутствие Виста.

На мне была короткая курточка из искусственного рыжеватого меха, с капюшоном; бежевая юбка со многими складками, прикрывающая колени; на ногах – красивые кремовые полусапожки с острым носом, на невысоком каблучке. Волосы как бы собраны немного вверх. ... Я была весьма приметна – высокая, с яркими формами и стройными ногами.

Вист заговорил со мной, когда мы стояли на движущейся вверх лестнице эскалатора.
Вопрос был никакой, вопрос был смешной: "Вы знаете, кто я?"

Это было забавно и, казалось, неожиданно для самого Виста. Впрочем, я действительно смотрела на него без восхищения, и, может, знаменитый актер подумал, что я все же не узнала его. Весело было и то, что в ответ я назвала очень похожую фамилию иного актера. Улыбаясь, Вист поправил меня.

Мы познакомились, вышли из метро и остановились на углу Московского проспекта и Бассейной улицы. Небо казалось бесконечным в своей голубизне, сквозь пронизанной солнечным светом. Это был чудесный день, исключительно праздничный по состоянию. ...Мне и ныне помнится сияние неба, и блестящий на солнце снег, и тонкая жемчужная линия высоких сугробов.

Вист сказал, что обратил на меня особое внимание и вторая встреча вовсе не кажется ему случайной. Спросил, не поступала ли я в Театральный институт?

Пространно и вполне театрально я развернулась в ярком монологе, поведав Висту, что в школьные годы ходила петь в хор Дворца пионеров; там же занималась в кружке “художественное слово”; однажды из любопытства и самолюбия прошла конкурс в Театр Дворца; рассказала, что раньше, когда мы жили в “коммуналке”, наш сосед  Виктор Николаевич, профессор из "Мухи",  отмечал в моих рисунках “хорошее чувство цвета” и советовал поступать в “Муху”, всерьез заняться рисунком; ... похвастала и тем, что с первого курса выступаю в самодеятельности института со своими песнями; ... похвастала, что однажды, после победы в конкурсе “Политической песни” меня пригласили солисткой в вокально-инструментальный ансамбль, приписанный ко Дворцу культуры, но мне, когда я приехала на репетицию, очень не понравились сами музыканты, надменные и высокомерные, и я отказалась; ... рассказала и о том, что мои стихи печатаются в нашей институтской газете “В полёт”, а выступления в самодеятельности помогают мне сдавать экзамены, потому как, если честно, из наук я мало что знаю.

ВИСТ был очень внимателен, и я рассказала ему историю о том, как довольно молодой преподаватель, когда принимал у нас экзамен по высшей математике, то с ужасом увидел, что я нарисовала на доске “двойной интеграл”, везде повернутый крючочками не в ту сторону. Невероятно, но факт – спутала, списав со шпаргалки. Преподаватель грохотал про “интеграл не в ту сторону” и обещал, что с треском выпроводит меня из института... И вот я горько плакала, стоя возле окна рядом с дверью туалета, откуда как раз выходил сей преподаватель. Ему стало меня жаль. Он решил посмотреть мою Зачетку, покрутил листы и сказал:
– Ну, раз уважаемый NN ставил Вам “тройку”, то, стало быть, Вы что-нибудь все-таки знаете...

Я кивала головой, растирая по щекам потоки слез и черной туши.
Преподаватель вывел в Зачетке долгожданную и спасительную “тройку”.

Если бы он знал, что серьезнейший преподаватель математики прекрасно осведомлен, как мало мне известно в математике, ...однако это другая история, лирическая и трогательная.

Всё это я рассказала Висту весело, с удовольствием.

Неожиданно он как бы поймал мои взлетающие в жестах руки и сердечно сказал:
– Да как Вы могли с такими красивыми, длинными пальцами оказаться в техническом институте?!

Он стиснул мои руки и ждал ответа...

Внутренне я вспомнила, что подобный вопрос был задан мне совсем недавно... Во время сессии, когда шел экзамен по предмету, в котором изучались зубчатые колеса и иные механизмы, профессор N, убедившись в отсутствии моих знаний, неожиданно взял меня за руки и сказал: "...я видел Вас на институтском вечере, когда Вы пели. Ведь Вы пели свои песни? Они мне понравились. И, если я могу дать совет, то... Послушайте, Светлана, НЕ МЕСТО Вам здесь. Еще не поздно, Вы молоды и красивы. ... А оценку я Вам поставлю: “четыре” или “три”?

Воспоминание пролетело...

Неожиданно Вист почти приказал:
– Спойте мне то, что вы сами сочинили!

И вот в ясных лучах весеннего солнца, возле сугроба я пела, громко и выразительно, ничуть не стесняясь людей, которые весьма привлеклись к нам... Затем прочла стихотворение...
Вист одобрительно кивал, а потом сказал, ...что если я хочу, то могу изменить мою жизнь! И он назначил мне день, когда я должна была придти к нему прямо в театр, в БДТ!!! Он сказал, что покажет меня кому-то, но чужое мнение никак не повлияет на его собственное решение участвовать в моей дальнейшей "театральной судьбе"...

Когда мы расставались и я уже отошла от Виста, он громко крикнул вслед:
– Мать! ты похудей немного. Приходи обязательно!

Мне очень запомнилось это странное именование – “мать”. Не знаю, как часто Вист пользовался подобным словом в своей жизни...


* * *
Весной 1980 года я действительно могла изменить жизнь, и возможность была столь уникальна... Однако, всего за несколько дней до назначенной встречи я встретила моего будущего мужа, из военного городка под Воронежем, ...и на десять лет, до 1991 года вовсе оставила творчество моей души...

.........